<-- -->
Логотип сайта
» » «Плохие» караси. рассказ из Хандыги

 

                                           «Плохие» караси.

                                                Рассказ.

 

         Вообще я по жизни всегда был больше охотником, чем рыбаком, хотя в детстве на удочку любил ловить, хариуска, ельчиков, иногда осенью попадались и небольшие ленки, но азарта или какого-то трепета, как мои друзья никогда не испытывал. Вот охота, да! Этой «болезнью» я был поражён в девять лет и на всю оставшуюся жизнь. Как рыбак я не состоялся, наверное, из-за отсутствия терпения, сидеть целый день на одном месте и ждать когда начнётся клёв, это всегда было выше моих сил. Хватало меня на час-два сидения, и если рыба не клевала, я бросал удочки на друзей, брал ружьё и уходил в лес и всегда Байанай вознаграждал меня за мои старания. И так уже повелось, что рыбачить с друзьями я ездил, в основном, за компанию и моим заданием всегда было добывание дичи или чего-либо покрупнее, с чем я всегда успешно справлялся, а благодарные рыбаки делились со мной частью своей добычи. Но вот ездить в июне на предгорные озёра за крупным карасём мне  нравилось, поэтому, когда мой друг, командир вертолёта однажды рассказал, что нашёл недалеко от трассы неизвестное озеро с карасём размером в 35-40 см., я, может быть, впервые сам проявил инициативу: нашёл напарников, гусеничный вездеход, которым согласился управлять начальник Аэропорта «Хандыга», мой друг. И недолго собравшись, мы втроём поехали в лес, искать озеро, взяв с собой всего лишь четыре сети с ячеёй 10х10 см, которыми рыбаки ловили в верховьях р. Алдан осетров, а я их снял с огромной коряги, которую принесло весенним паводком прямо на берег нашего райцентра. Притащив эту корягу во двор своего дома я целый месяц упорно распутывал эту связку, под явную ухмылку соседей, дескать, ничего у тебя не выйдет, и в итоге за настырность получил четыре длиннющих «паутинки», правда с очень крупной ячеёй. Я посчитал, что раз карась там очень крупный, то такие сети будут в самый раз и других не нужно.

На удивление всех, озеро мы нашли довольно быстро, объехав его по кругу, отыскали место посадки вертолёта. Других следов пребывания людей мы нигде не обнаружили, и, выбрав берег повыше и посуше, принялись разворачивать свой лагерь. Закончив хозяйственные дела и перекусив с дороги, двое моих товарищей накачали резиновую лодку и поехали ставить сети, а я, надев болотники и взяв любимый карабин «Лось»-девятку, пошёл изучать окрестности озера. Нужно сказать, что размеры его были довольно приличные: 3-4 км. длиной и примерно 1-1,5 км. шириной. На его поверхности было довольно много  пар уток, вездесущих чаек, а вдоль берега, никого не боясь, днём плавали ондатры…

         На обход озера и его осмотр его окрестностей ушла вторая половина дня. Своей экскурсией я остался доволен, так как по низкой его части всё было вытоптано оленями и лосями, а поверх этих следов бросались в глаза огромные, абсолютно свежие следы медведя. Поставив свой сапог 45-го размера в свежий след, я закрыл его только на половину.  Да, вот это «Мишка»! – подумал я – «нужно держать ухо востро!» Вернувшись к друзьям, которые поставив сети, пили чай и активно отмахивались от комаров, место-то было, вокруг болотистым, я рассказал им о своих впечатлениях, попросив почаще поглядывать вокруг, так как медведь шляется где-то совсем рядом, и в лодку всегда брать ружьё с пулевыми патронами. Попив чай и поболтав у костра про всякие рыбацкие и охотничьи дела, мы даже не заметили, как наступили сумерки, резко похолодало, и я, взяв бензопилу «Дружбу», начал пилить дрова для печки, нарушив окрестности её треском и вонью от выхлопа. Натопив палатку, мы улеглись на оленьих шкурах, и немного поболтав, уснули крепким сном. Проснулся я под утро от холода и каких-то непонятных побрякиваний, потрескиваний и даже скрежета. Друзья мои, зарывшись в спальники с головой, продолжали крепко спать. Осторожно и тихо я вылез из своего мешка, мало-мало оделся и, взяв карабин, высунул голову из палатки… Но вокруг стоял густой туман и ничего не было видно даже в пяти шагах. Развязав палаточные тесёмки до конца, тихонько вылез из палатки и осторожно пошёл на звуки скрябанья в сторону вездехода, где у нас был таганок, и мы разводили костёр. Пройдя несколько шагов, я вдруг увидел, что возле «ГТТ» стоит и вылизывает наш котёл огромный облезлый медведь! Пнув изо всех сил подвернувшееся под ноги пустое оцинкованное ведро, я одновременно хлопнул в ладоши и громко закричал: «Ах – ты гадина…!» Медведя как ветром сдуло, а в мою сторону из тумана ударила струя чего-то жидкого и вонючего. Быстро заскочив на вездеход, я огляделся, но из-за плотного тумана вокруг ничего не было видно. Неприятный запах так и висел в воздухе. Спрыгнув вниз, я машинально посмотрел на свои сапоги и увидел что они, и брюки облеплены старыми ягодами, какой-то серо-чёрной травой и ещё какой-то непонятной гадостью, проведя по коленям рукой и принюхавшись, я понял, что струя испугавшегося медведя достала до меня.  «Вот же паразит, сожрал полведра нашего варева, да ещё и меня уделал!» - зло подумал я и пошёл к озеру приводить себя в порядок. Когда я вернулся в палатку, мои напарники всё так же крепко спали. Я не стал их будить, и, забравшись в свой остывший спальник и прокрутившись с боку на бок ещё часа полтора, заснул. Но сон мой был короток, выспавшиеся товарищи проснулись и, подняв меня, пошли разжигать костёр и варить чай. Когда я им рассказал о визите медведя, они вроде бы отнеслись к его появлению спокойно, но в конце беседы оба заявили, что в палатке холодно и они теперь спать будут только в вездеходе! Наша лодка за ночь основательно спустила, и вновь накачав её, я отправил друзей проверить сети. Вернулись они примерно через час с довольными лицами. «Ну, чем порадуете?» - спросил я их, когда резинка уткнулась в первую береговую кочку. «Сам смотри!» - сказал начальник Аэропорта и показал рукой на днище лодки. На её дне лежало штук двадцать  трепыхающихся огромных карасей.  «Вот это да!» - воскликнул я, молодцы, рассказывайте, что и как. Разложив в два джутовых мешка карасей, мы опустили их в прибрежную бочажину и сев возле костра, стали обмениваться впечатлениями и строить планы на субботу и воскресенье, с учётом того, что в понедельник всем нужно быть на рабочих местах, особенно мне и начальнику Аэропорта, третий наш товарищ работал начальником районного Лесопункта, и мог находиться в лесу неопределённо долго.

         Следующий субботний день прошёл спокойно, но карасей попалось всего 16 штук. Николай,  лесопунктовец, сказал, что, наверное, икромёт закончился, мы опоздали дней на 3-5, было немного досадно, но караси были отменные, мы по одной штуке на каждого кое-как по очереди сварили их в ведре и от пуза наелись. Карась был, золотистый жирный и красивый. Я в очередной раз обошёл озеро, видел небольшой 7-10 голов табун оленей, но ветер был от меня, и они быстро убежали в близлежащий лес. В ночь на воскресенье резко похолодало, небо закрыли тучи, с гор потянул резкий, порывистый ветер, и двое моих друзей, которые ночевали в вездеходе, среди ночи решили прогреть двигатель и сами согреться. Усиленно  пытаясь его завести, гоняя стартер, они полностью посадили аккумуляторы, я же, несколько раз подкинув в печку сухих дров в палатке прекрасно выспался. Встав спозаранку, я сам сплавал на лодке, снял сети с десятком карасей, разжёг костёр и пошёл будить своих напарников. Залез на вездеход, по привычке осмотрел окрестности и только хотел нырнуть внутрь, как боковым зрением увидел, что в крупной кочке метрах в ста, стоит вчерашний медведь, и смотрит в нашу сторону.  «Чёрт, карабин то в палатке!» - быстро промелькнуло в голове. Нырнув под тент вездехода, я закричал: «Мужики, медведь!». И, что тут началось! Прямо в спальниках оба пытались встать, падали, ругались, в итоге сбили с ног и меня, и только после моего крика, что его здесь нет и он на озере, они смогли вылезти из спальников, дать мне ружьё и вытолкнуть меня первого из «ГТТ». Естественно, когда я пробкой вылетел наружу, там уже не было никакого медведя, а мои товарищи мне не верили о его присутствии до тех пор, пока я не сводил их к озеру и не показал свежие следы. Немного успокоившись и быстро перекусив, мы погрузили свои вещи в вездеход, аккуратно уложили рыбу, но завести его с первой попытки  так и не удалось, а на вторую - сил у разряженных ночью аккумуляторов просто уже не осталось, однако, влипли… Что делать, до Магаданской трассы километров 18-20 по бездорожью, не меньше… 

         Посовещавшись, решили выходить пешком, налегке взяв только карасей. На каждого пришлось по полному «абалаковскому» рюкзаку, тяжеловато, но мы были молодые, жилистые, упрямые и глупые, поэтому решили: добычу не бросим! Мне было ещё тяжелей, так как, несмотря на уговоры друзей, что тут людей не бывает, оставить карабин я отказался. С учётом сбора лагеря, плотного завтрака, мы вышли в путь примерно в 10-00. Бодро выйдя навстречу неизвестности, мы слабо представляли всех трудностей, ожидавших нас в пути… Свой первый привал мы сделали уже примерно через 1-1,5 км пути. Оттаявшая марь, покрылась водой на 10-15 см, а местами до 30 см. водой,  размокшая прошлогодняя трава цеплялась за сапоги, кочка местами доходившая до пояса с трудом позволяла через неё пробраться. Да, когда едешь на вездеходе всё вокруг в розовом цвете, а когда идёшь пешком – это просто ужас! Идя последним, я всё время думал о лосях и оленях и завидовал, как же  им легко на четырёх ногах идти или бежать по мари!  А нам, людям на двух?

         Когда марь закончилась, мы сделали следующий привал, упав на спину на сухом бугорке, немного отдохнув, встать самостоятельно с рюкзаком уже не один из нас не мог, только помогая друг другу после тщётных барахтаний нам удалось, наконец, встать на ноги. Первым пошёл авиатор, затем лесопунктовец, я же, держась за слабую берёзку, зацепился карабином  за ветку и, отцепляя его, повернул голову назад и обомлел… метрах в ста на мари стоял в кочке тот самый, наш огромный облезлый медведь! Я не мог ошибиться, это точно был он! Собрав все силы, я догнал уже ушедшего вперёд лесопунктовца и сказал: «Колька, сзади за нами идёт медведь!» Николай был по сравнению с авиатором мужиком бывалым, и посмотрев на ровно идущего за нами медведя сказал: «Костю не пугай, а нам чего с карабином бояться? Отобьёмся!» Теперь мы шли постоянно рядом, всё время оглядываясь. На этот раз сил хватило метров на пятьсот  и,  дойдя до небольшой опушки, мы молча попадали в жухлую прошлогоднюю траву. Сняв с трудом лямки рюкзака и карабин, я сказал: «Как хотите, мужики, а я пять карасей выкладываю, сил больше нет. А мы и половину пути не прошли!» Сказал – сделал! Друзья тоже вытащили…по три штуки. Отойдя метров на пятьдесят, я оглянулся и увидел, как медведь с удовольствием хрумкает наших карасей… Когда мы прошли половину пути и вышли на старую тракторную дорогу, где идти стало чуть-чуть легче, в рюкзаках у нас оставалось всего по 5-6 карасей. А «наш» Мишка продолжал всё так же идти сзади на одном расстоянии и с удовольствием пожирать оставляемых нами карасей. К этому времени мы уже настолько вымотались, что с трудом передвигали ноги, и мои друзья совсем перестали бояться медведя, только авиатор Костя как-то задумчиво спросил: «Если караси закончатся, чем его дальше кормить будем?» После этих слов идущий рядом со мной, а точнее почти ползущий, в полусогнутом состоянии, «лесопунктовец» Николай, энергично размахивая руками, сделал рывок и догнал авиатора. Дальше они пошли рядом по колее, а я шёл позади в метрах 20 – 30, постоянно оглядываясь на Мишку. А тот, абсолютно не проявляя никакой агрессии, также упрямо шёл за нами. Под вечер, когда уже начало темнеть, стали попадаться старые пеньки, это означало, что трасса Хандыга – Магадан где-то рядом. Но силы для финиша были уже истрачены и мы упали отдыхать прямо на дороге. Состояние было просто жуткое, и выглядели мы совсем не по-охотничьи и не по-рыбацки: измождённые, усталые лица, почерневшие не то от ветра, не то от страшной усталости, дрожащие руки и ноги, насквозь мокрые от пота. Так мы пролежали минут тридцать и когда, опираясь на карабин, я начал вставать, то с боку метрах в пятнадцати увидел всё того же медведя, который стоял и смотрел на нас, как бы ожидая следующей порции карасей. На таком расстоянии я бы мог его свалить одним выстрелом, но в этот момент у меня не было ни сил, ни желания – полная апатия. Посмотрев на своих друзей, я сказал: «Мужики, вываливаем остатки или он нас сожрёт», и показал в сторону медведя. Оба товарища молча вывалили ещё по два карася и я добавил последнего своего, которым мечтал угостить жену, она их тоже очень любит. После этого, собрав последние силы, мы сделали последний рывок и метров через двести пятьдесят, наконец, упали на трассу… и только гул приближающейся колонны автомашин заставил нас подняться, было уже совсем темно и медведя мы больше не видели и, сев в подвернувшийся попутный УАЗик, поехали в сторону поселка Тёплый Ключ. Когда дома жена спросила, как рыбалка, я сказал, что плохо: караси мелкие и невкусные. И мы их поэтому оставили в лесу на озере медведю, он поверила… Вездеход через несколько дней авиатор вытащил трактором из леса, но на это озеро больше никто и никогда из нас не ездил, как-то не сложилось, а жаль, караси  там – класс!

 

                                               Юрий Вье-Тан-Ги

 

fyodorova_ls62.6@mail.ru

 

 

 

 

 

 


Теги
admin0376
Похожие публикации
{related-news}
Написать комментарий
Ваше Имя:


Ваш E-Mail:



Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Введите код:


Логотип сайта
Доступ к сайту бесплатен для пользователей Экспресс-Сеть, Гелиос-ТВ, ЯГУ, Наука, Оптилинк, Сахаспринт и по льготному пиринговому тарифу для сетей ADSL и "Столица" © 2011 Copyright. Все права защищены. Копирование материалов допускается только с указанием ссылки на сайт. Вопросы и пожелания по сайту: bayanay-site@mail.ru

  Яндекс.Метрика
-->
Fatal error: [] operator not supported for strings in /opt/HOSTING/bayanay.info/htdocs/index.php on line 333