<-- -->
Логотип сайта
» » Сериал "Ликвидация". Художественный вымысел или правда.
Разное9-11-2011, 11:36

 

Что на самом деле происходило в приморском городе в 1947 году в то время, о котором рассказывает нашумевший фильм
Это очень странная история, - рассказывает Ирина ЧЕРНОВА, автор документального фильма «Маршал Жуков против бандитов Одессы. Легенда о том, как Жуков буквально за неделю ликвидировал в Одессе всех бандитов, живет уже много лет. Упоминается она и в исторической литературе... И когда мне предложили сделать фильм-расследование, я легко согласилась. Но уже через несколько недель я пребывала в отчаянии - ни документов, ни свидетелей. Я даже написала запросы в архивы Минобороны и ФСБ - ответ: ничего не найдено.
Оставалась одна надежда - дочери маршала: Эра, Элла, Мария. Но и они ничего прояснить не смогли. Вот только младшая Мария рассказала любопытную историю, которую знает от старшей сестры. Случилось это в середине 50-х. Жуков занимал пост министра обороны. И как-то к нему на дачу приехал начальник МГБ Серов. Привез папку с документами (вроде это было досье на Жукова) и оставил со словами: делай с этими документами что хочешь. Маршал все отправил в огонь. Сказал, что понимает, как добывались некоторые из тех показаний. И не хочет раскрывать тайны других людей. Не исключено, что среди тех материалов были и донесения из Одессы...
Мы поехали в Одессу. Искали живых свидетелей тех лет. Их рассказы зачастую противоречат документам. Или ничем не подтверждаются. Но все же мы попытались восстановить подлинные события.
Вадим ИЛЬЧЕНКО, одессит, личный водитель Василия Сталина:
Во время войны Одесса была оккупирована румынами. Когда румыны пришли, у них была эйфория. Что они видели, кроме своего Бухареста? Одна нищета! А тут красавица Одесса! Гуляли они тут. При румынах работали все рестораны. Открывались бордели, бары, магазины, восстанавливалась частная собственность. После оккупации все это сохранилось. Советская власть не успела все это прикрыть. А тут после войны - голод. Карточная система.
Ну и начались грабежи. Люди вечером не выходили на улицы.
В Одессе очень много было фронтовиков. Возвращаясь домой, многие задерживались здесь. Развеяться, отдохнуть после войны. Особенно много было офицерского состава, и ребята были все с оружием. И вот стали пропадать фронтовики - как потом выяснилось, криминалу нужно было оружие. Многие офицеры так и ушли на тот свет...
Михаил Пореченков во время съемок превратился в бравого военного.
Михаил Пореченков во время съемок превратился в бравого военного.
У Жукова была мания величия?
Виктор САВЧЕНКО, историк, кандидат наук:
Одесса была освобождена в апреле 44-го года. Бандиты хозяйничали тут до 1948-го. Жуков долго не мог ликвидировать эти бандитские структуры. И в конце концов маршал решил, что надо без суда и следствия расстреливать бандитов на месте.
Мне кажется, у Жукова все-таки была мания величия. Ее можно вычислить по приказам, которые совсем не соответствовали Конституции. Это был человек жестких решений. Человек, который привык к военным действиям на любой территории - и на своей, и на чужой.
Виктор ФАЙТЕЛЬБЕРГ-БЛАНК, генерал-лейтенант медслужбы, автор 8 томов «Бандитская Одесса»:
После войны бандитизм захватил юг Украины. Многие засветились в связях с немцами и считали, что их песенка спета. Они пополняли ряды бандитского мира, имея тоже опыт и вооружение. Оружия было колоссальное количество. В те годы бывало по 78 ограблений за ночь! Разве могут справиться 70 - 80 человек всего уголовного розыска с такой массой преступников?
Поэтому, когда приехал маршал Жуков, к нему обратились партийные органы с просьбой помочь в ликвидации преступности. Человек он решительный, активный, он принял другое решение. Он дал команду обстрелянным офицерам, работающим в Одесском военном округе. Знал, эти не будут «миндальничать», и отдал приказ: «Пленных не брать!» Они хорошо одевались, ходили по темным улицам - провоцировали нападения. И при попытке их ограбления стреляли. В первую же ночь были застрелены свыше сорока человек! Потом - 50, потом - 60. Покойников оставляли прямо на улице. Это подействовало. На 5 - 6-й день преступность резко пошла на убыль.
Игорь ШАМРАЙ, вор-рецидивист, кличка Бима:
Я вор, я всю жизнь проворовал, с малолетки. У меня 8 судимостей. «Черная кошка» - это легенда, ерунда. Это малолетки лазали, грабили магазины и рисовали кошек. Такой банды вообще не существовало. Настоящие банды были другими. Собиралось старое ворье, они решали вопросы. Пойдем на Дерибасовскую крепить там Эллу или Беллу, она при лаве, у нее муж работает в кабаке. Приходили, открывали дверь, расстреливали детей, такое было. Преступность пошла уже к беспределу. «Воров в законе» тогда почти не осталось, они все были в тюряге... Вот тогда-то Жуков и приехал...
Как выглядела послевоенная Одесса? После ее освобождения от фашистов, согласно постановлению Совета Министров СССР был установлен особый паспортный режим — запрещалось прописывать осужденных за особо опасные и контрреволюционные преступления до снятия ими судимости. Такие меры применялись для того, чтобы пресечь разгул бандитизма, который набрал небывалые обороты. Обострению криминогенной обстановки способствовала и засуха 46-го года. Это не был "мертвый" 33-й год, но голод, карточки и талоны на продукты обостряли ситуацию. В то же время на "Привозе" было все, что душа пожелает — сало, мясо, мука, масло… Буханка хлеба стоила 100 рублей — примерно месячная зарплата. Поэтому основными "объектами" грабежей и налетов были продукты.
В 1946 году Одесса вошла в "особый список" городов, где были созданы особые органы милиции. Милиционеры получали повышенные должностные оклады и улучшенную форменную одежду. Тем не менее, личный состав милиции был недоукомплектован, а "профи" среди них были единицы. Пополнение кадров шло в основном за счет демобилизованных воинов, бывших партизан и других желающих работать в милиции.
Фильм "Ликвидация" — исторический детектив с элементами боевика. Сценарий картины основан на реальных событиях ликвидации банды, орудовавшей в послевоенном городе.
После войны, в 1946-м, маршала Жукова товарищ Сталин ссылает в Одессу — командовать Одесским военным округом. Это действительно исторический факт, остальные перипетии — выдумка. "Жемчужина у моря" встречает Жукова разгулом банды "Степные волки" (аналог знаменитой "Черной кошки"), и маршалу предстоит вычислить ее предводителя — немецкого шпиона по кличке "Академик". Против бандитов также выступают подполковник уголовного розыска Давид Гоцман и майор военной прокуратуры Виталий Кречетов. Силами военной контрразведки формируются "батальоны смерти" и все бандиты ликвидируются. Развязка телефильма непредсказуема — тем самым неуловимым "Академиком" оказывается сам майор Кречетов.
Ну и в конце концов, этот исторический детектив насквозь пропитан неподражаемым одесским колоритом (с актерами даже занимались педагоги, чтобы их говор походил на одесский акцент) и напоминает всенародно любимый телехит "Место встречи изменить нельзя".
Был ли такой Гоцман?
Давид был, Маркович тоже, а вот Гоцмана придумали
Сотрудники милиции 40-х годов говорят, что образ Давида Гоцмана, которого сыграл Владимир Машков, скорее всего собирательный. Имя «Давид» носил некий Курлянд, на то время заместитель начальника уголовного розыска, его личное дело изучали при написании сценария Поярков и Урсуляк, определяя, каким будет главный герой фильма "Ликвидация". Именно при нем была уничтожена банда, действия которой легли в основу фильма «Место встречи изменить нельзя». Многие, в особенности моральные качества, этого героического человека, кроме имени "Давид" можно найти в герое Машкова – Гоцмане. Скромен, полностью отдан работе, практически не думает о себе. В личном деле обнаружены два ходатайства его коллег по службе о получении разрешения на прописку в его коммунальной двухкомнатной квартире в 33 метра внучки с мужем, которая там родилась и проживала в свое время 12 лет, а сейчас могла бы оказывать помощь ветерану, и о выделении материальной помощи уже 77-летнему полковнику запаса для лечения жены (1990 г.). Так что гроза бандитов немного для себя наработал.
Отчество «Маркович» было у Артема Кузьменко, зам.начальника Управления НКВД по Одесской области, а вот с фамилией Гоцман одесситы не вспомнили никого. Правда, по решительности, ухваткам и умению знать и разговаривать с одесскими бандюками вспоминали оперативника по фамилии Франк. Возможно, его черты характера и поведения легли в основу образа Гоцмана. А вот как начальника, умеющего как никто работать и раскрывать преступления, называли Виктора Павлова, с апреля 1944 года возглавлявшего отдел по борьбе с бандитизмом УКВД Одесской области. О том, как он гонял банды в Ингушетии, не только легенды ходят, а и публикации в журналах имеются.
Виктор Павлов ликвидировал деятельность банды, члены которой, одетые в полувоенную форму, вооруженные, на машине иностранной марки «Джод» нападали на колхозников по Овидиопольской трассе, которые ехали на рынок. Бандиты избивали крестьян, отнимали у них продукты, вещи, деньги, грузили на свою машину, потерпевших укладывали на землю, а если кто поднимал хоть голову — стреляли на месте. Такие же налеты они совершали и на других дорогах – при выезде на Березовку, Тирасполь, Николаев. Павлову удалось выяснить, что главный бандит по кличке «Батя», блондин высокого роста, средних лет, умеющий водить автомобиль виртуозно, судимый еще до войны к высшей мере наказания. В его банде были дезертиры, бывшие полицаи. Оружие приобретали у немцев еще. Воевали не против «наших» за немцев, а против всех за «красивую жизнь» (помните, в фильме герой Пореченкова "Академик" говорит примерно так: «Ты думаешь, я немцев люблю? Я вас ненавижу!») Эта вооруженная банда из 16 человек была обезврежена и все приговорены к высшей мере наказания (смертная казнь тогда была отменена).
Одессит Исай Бондаренко в 1946 году работал участковым милиционером на самом «беспросветном» участке. В его районе находились кассы вокзала, вся шпана там крутилась.
— Но ни о каких убийствах, о которых идет речь в фильме, я не знаю, не видел и не слышал, — говорит Исай Григорьевич. — И по одному милиционеры не ходили ночами. Они ночевали на работе, а если хотели домой пойти — сопровождали два автоматчика. Были случаи нападения на офицеров – оружие интересовало бандитов. Но из нашего, по крайней мере, отделения ни один сотрудник милиции не был убит. А тем более если бы сотнями, как в фильме показывали, хоронили… Нет, такого не было. И о нападениях на склады с обмундированием не помню. Были на моей памяти два нападения, типа как в фильме показали, но на «продуктовые объекты». Грабанули кондитерскую фабрику. Два огромных студебеккера с бандитами убили сторожей, забрали продукты – мука, сахар, масло, спирт и т.д. Это уже было чрезвычайное происшествие по тем временам. Через неделю такое же нападение на Бисквитную фабрику. Так же вынесли продукты. Милиция устроила засаду и задержала бандитов. Перестрелка была, но никого не убили. Среди бандитов были и не раз судимые и солдаты-водители Одесского военного округа. Голод был, соблазнили и припугнули мальчишек молоденьких.
Мой участок был – сплошные «малины». Маслозавод, мукомольня небольшая была. В первом Водопроводном переулке была небольшая масляная фабрика, где из американских арахисовых консервов в маленьких баночках (вкусная вещь была!) давили масло. Ликеро-водочный завод рядом. Воровали сами работники и продавали на Привозе многое. Ведь булка хлеба стоила месячную зарплату на рынке – 100 рублей. Были коммерческие магазины, в них булочки сдобные продавались по 5 рублей. Так, чтоб их купить, очередь сутками стояла, выстраивались на 4-5 кварталов. А тут в фильме, вижу, бандит заходит в пустую кондитерскую и вообще никаких очередей нигде нет. Вот, думаю, хорошо как жилось…
Если бы такие, как сейчас принято говорить, резонансные убийства массовыми были, не мог бы не знать. Вот был случай – дворничиха со своим мужем делали пирожки с фаршем кошек и собак и на Привозе продавали, а потом муж озверел совсем, убил молодого парня, который принес к нему на починку примус, освежевал и хотел с ним пирожки делать, а женщина уже не выдержала этого и заявила. Взяли мы его с поличным, так это дело Киев сразу к себе забрал…
— Так что, ничего похожего от своей молодости в фильме не увидели?
— Почему? Гоцман мог быть такой. Если от всех понемножку взять. Правда, сомневаюсь, что бандюки отпетые так могли бы его допустить к себе на «беседу», как в фильме. Если только Франк мог так их «прижать», когда Давид, помните, за Фиму пошел спрашивать? Потому что был у нас отважный товарищ. Накануне захвата той банды, что Бисквитку грабила, пошел он к ним, только вошел, они его и грохнули. Вот тебе и геройство…
Говор одесский и манеры поведения людей – ну прямо как мы тогда. Очень похоже. Правда, в одежде не все совпадало – и по форме и по гражданке, ну так, мелочи. А может, я уже и подзабыл что… Только вот женщины молодые так не одевались, как в фильме. Моя жена молоденьким кассиром была. Так у них шик был в кирзухах (кирзовые сапоги. – Авт.) и фуфайках щеголять, да под ремень на талии. Это было модно – ну, вроде, как и они военные. А туфли на каблуках даже неприличным считалось надевать.
И, конечно, я вспомнил наши одесские дворы. Вот они настоящие показаны. Все были, как одна семья. И неважно, что один профессор, а другой слесарь, один еврей, а другой румын. Не то что знали, кто к кому ходит, а даже что кому снится. Тогда дворы все имели ворота. В 12.00 ночи закрывались. Если вы где-то загуляли, то должны дать дворнику рубчик, чтоб он вас пустил. Дворник все знал – это были самые лучшие помощники нас, участковых. Ну и я все свои 3 тысячи человек тоже хорошо знал. Не то, что сейчас…
И Фима такой очень даже мог быть. Нам, особенно после войны, часто помогали «совестливые», а в прошлом мелкие бандиты. У Павлова был даже один такой в деле, кажется, Дубинин его фамилия. В банду даже засылали… Павлов умел работать, да. А вот чтобы в одной семье был и бандит, и милиционер, что-то не упомню. Кадров, конечно, не хватало, но проверку все-таки серьезную проходили...
— Мне фильм не понравился, — делится своими впечатлениями Николай Иолтуховский, который с 1944 года работал начальником секретариата УВД Одесского облисполкома , затем горисполкома. Сейчас ему 88 лет. — Я посмотрел несколько серий и бросил. В первую очередь стало обидно за Жукова. Здесь он какой-то мелкий, суетливый и даже хамовитый. И много неточностей. Я лично сам присутствовал на встрече маршала. Все было не так, как в фильме.
Тогда здания вокзала железнодорожного не было. Просто перрон. Вот на перроне и встречала его милиция. Прибыли два литерных вагона и платформа, на которой находились автомобили Жукова, он прибыл с дочерью. Тогда не было еще транспортной милиции, охраняли площадь сотрудники наружной милиции под руководством замначальника Коровина, как сейчас помню. Затем Жуков поехал в обком партии – надо же было доложиться, а не то что в фильме – все к нему ринулись, не зная даже откуда он появился… Обком партии до января 1946 года находился на Думской площади – там, где сейчас мэрия. В начале года там случился пожар, проводка, вроде бы загорелась, и партийные боссы переехали в здание областного управления внутренних дел, на Преображенскую,66, а милиция, в свою очередь – на Маразлиевскую, где сейчас Дворец молодежи. Так вот туда, на Преображенскую, и приехал Жуков. Пробыл там, сколько надо, и уехал. Никакого мальчишки, а тем более такого, чтоб часы с руки снял, не было. Это уже смехотворно. К Жукову никого не подпускали близко! Народу, конечно, полно было около здания – всем хотелось увидеть маршала-победителя, его очень любили и уважали. Его адъютант вышел к нам, милиции, сказал: «Людей разгонять не надо, сделайте только проход». Так мы и сделали. Все его увидели, но близко никто не мог подойти.
И вообще, контакта особого с милицией у Жукова не было, чтоб там, как в фильме – приехал, всех бандитов порасстрелял, навел порядок, мол.
Я видел маршала, когда встречал, когда тот командовал парадом 7 ноября 1946 года на Куликовом поле Одессы. Выехал, статный, на красивой лошади… Это был человек…
Если долго не кололся бандит, его сажали копчиком на угол стула. Это больно и долго не просидишь. Вроде бы и мер никаких силовых, а признаваться приходилось.
Просили показать язык. Тот показывал. Ему били под подбородок со словами: «Ах ты, гад, еще и дразнишься, язык начальнику показываешь». А тот в это время «зализывал» прикушенный язык и чуть не выл от боли.
Николай Иолтуховский рассказал, что МУСОР это не оскорбление. Была такая организация – Московский Уголовный Сыск — МУС. Даже значки такие небольшие были – кругленькие с буквами «МУС». Их носили с обратной стороны лацкана пиджака. И как в свое время Остап Бендер высовывал чуть-чуть «красную книжечку», так небрежно отворачивали лацкан, когда представлялись МУСОРа, то есть Московского уголовного сыска оперативный работник. Быть таким работником была особая честь и особый шик.

 


Теги
Igpetos012 426
Пожертвования сайту bayanay.info
Карта Сбербанка 4817 7602 3851 4081
Спасибо!
Написать комментарий
Ваше Имя:


Ваш E-Mail:




Введите два слова с картинки:

Логотип сайта
Доступ к сайту бесплатен для пользователей Экспресс-Сеть, Гелиос-ТВ, ЯГУ, Наука, Оптилинк, Сахаспринт и по льготному пиринговому тарифу для сетей ADSL и "Столица" © 2011 Copyright. Все права защищены. Копирование материалов допускается только с указанием ссылки на сайт. Вопросы и пожелания по сайту: bayanay-site@mail.ru

  Яндекс.Метрика
-->
Fatal error: [] operator not supported for strings in /opt/HOSTING/bayanay.info/htdocs/index.php on line 333